Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
Муниципальное образование "Вышневолоцкий район"
официальный сайт

«Обожаю их, ласточек…»

  • 31 Октября 2018

    «Обожаю их, ласточек…»

    «Шикарная осень нынче, теплая, красивая. Был бы художником, кисть в руки взял. А так второй урожай редиса собираю, – поделился со мной радостью полковник милиции в отставке Николай Мюллер. – Когда есть землица, следует трудиться. Помидоры, огурцы, картофель, даже виноград выращиваю. Без фанатизма, конечно, но для души…»

    Николай Олегович все делает с чувством (юмора), с толком, с расстановкой. Профессиональные привычки: от них не спрятаться, не скрыться. Да, собственно, и не надо. Именно таким нашего героя любят родные, коллеги и друзья.

    И хотя правоохранитель десять лет назад ушел на пенсию по выслуге, его не забыли жители города и района. Ведь Мюллер долгое время был начальником Красномайского поселкового отделения милиции, а потом возглавил штаб Вышневолоцкого ОВД. Однако, несмотря на рутинность и опасность службы, физическую, а порой и моральную усталость, всегда оставался улыбчивым, уравновешенным и открытым человеком.

    В органы попал в декабре 1981-го, сразу после армии. Кадровики отдела внутренних дел предложили 20-летнему пареньку должность рядового ППС.

    – Опыта набирался у старших товарищей, некоторые из них прошли Великую Отечественную. Ко мне относились как к сыну, советом помогали, – признался Николай Олегович. – За шесть месяцев (ровно столько отработал в патрульно-постовой службе. – В.З.) удалось раскрыть три преступления, в том числе особо тяжкое – грабеж. А дело было так. По рации сообщили, что в здании на улице Новоторжской украли хрусталь. Объезжая район на мотоцикле, я заметил бегущего мужчину. Он вел себя подозрительно, а потом куда-то спрятался. Искали долго под покровом ночи, пока не обнаружили злоумышленника… в коллекторе теплотрассы.

    Через год рядовой Мюллер стал курсантом Горьковской высшей школы МВД СССР, единственной в Союзе, которая готовила офицеров по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией.

    Получив диплом, в звании лейтенанта вернулся в «маленькую Венецию». Городской отдел милиции принял молодого специалиста с распростертыми объятиями, назначив оперуполномоченным ОБХСС. Эти сотрудники выполняли правительственный заказ, ежедневно вступая в противостояние с беловоротничковой преступностью.

    В те времена скупкой и перепродажей товаров, пользующихся повышенным спросом, занимались многие, поскольку жили в эпоху тотального дефицита: трудно было достать одежду, обувь, запчасти к автомобилям, книги, парфюмерию. Старались повсюду заводить полезные связи. Приобретение продукции часто напоминало секретную операцию – сначала звонок от «своего человека», потом поход за «отложенной» вещью.

    Правда, существовал один нюанс. Если вы, например, покупаете пальто за 50 рублей, а потом продаете его за 60, то автоматически попадаете под статью за мелкую спекуляцию.

    Незаконных предпринимателей стражи порядка наказывали вплоть до лишения свободы до двух лет с конфискацией имущества, или исправительными работами до года, или штрафом до трехсот рублей.

    Куда серьезнее обстояли дела с хищением государственного имущества. Так, с хлопчатобумажного комбината и стекольного завода «Красный Май» трудящиеся выносили все, что хорошо или плохо лежало. И в огромном количестве. Полотенца, бязь, хрустальные вазы, бокалы… попадались то одни, то другие. Какой-то бесконечный замкнутый круг.

    – Про лихие перестроечные годы вообще вспоминать не хочется, – говорит мой собеседник. – В городе и районе каждый день что-то происходило: кражи, убийства, драки, нападения. В апреле 1999 года Вышний Волочек был потрясен небывалым для этих мест событием. В начале первого часа ночи двое вооруженных мужчин обстреляли дежурную часть горотдела. Налетчики сразу скрылись с места преступления, оставив у входа в здание милиции автомобиль, по которому следователи быстро установили личности нападавших. Ориентировки на преступников направили в Интерпол, во все ОВД, в Федеральную пограничную службу. Одного задержали. По суду признали невменяемым и отправили на принудительное психиатрическое лечение. Его напарника так и не удалось арестовать.

    После этого случая, как обычно бывает в любой системе, в Вышневолоцком отделе внутренних дел многие руководители подали рапорты об отставке. На место начальника штаба назначили Николая Мюллера.

    – Штабную службу часто недо­оценивают, называют неприметной, мол, сиди себе, перебирай бумажки. На самом деле это не так, – считает Николай Олегович. – Функция данной структуры – обеспечить бесперебойную работу отделов. Здесь важно, чтобы решения, принимаемые в главке, доходили до каждого сотрудника полиции и, конечно, исполнялись. А значит, надо держать в поле зрения все и сразу, становясь хорошим аналитиком, стратегом, координатором, и, естественно, понимать, что за сводками и кипами документов стоят живые люди.

    Важным аспектом деятельности является учет правонарушений (статистический контроль), скрупулезная обработка каждого сообщения, поступившего в дежурную часть, перевод его в электронный вид. Сейчас с этим ни у кого проблем не возникает. А тогда многому приходилось учиться с нуля, причем в условиях постоянно возрастающих требований. Допустим, работу с информационными массивами осваивали, постигая азы компьютерной грамоты, поскольку мало кто умел пользоваться вычислительными машинами.

    К тому же сотрудник штаба регулярно проводит мероприятия по подготовке личного состава и населения к возможным чрезвычайным ситуациям, начиная с теракта и заканчивая нападением на банк.

    Подобные знания не раз помогали милиционеру Мюллеру во время служебной командировки на Северный Кавказ. Девяносто суток он провел в составе объединенной группировки войск в должности заместителя начальника Временного отдела внутренних дел Курчалоевского района – начальника штаба. Занимался организационными вопросами. Но предпочитает об этом не вспоминать. Слишком больно. Произнес лишь одно:

    – Не верьте тем, кто из гордости рассуждает о бесстрашии. Боязнь есть всегда. Просто фобии разные. В Чечне, видя смерть, невольно вздрогнет даже самый смелый. Лишь с возвращением в родные края для служивых заканчивается война.

    Николая Олеговича в городе ждали родители, жена и двое детей. Проведя отпуск с близкими и хорошо отдохнув, он вернулся в свой штаб к привычной деятельности: анализу, планированию, контролю. В мае 2008-го ушел на пенсию по выслуге лет. Но в тени не находился, стал политиком. Дважды избирался депутатом Собрания депутатов Вышневолоцкого района. Правда, в этом году не баллотировался по семейным обстоятельствам: заболела мама Эмма Стефановна. Любящий сын за ней ухаживает. А еще нянчится с внучками Лизой и Дашей.

    – Конечно, скучаю по работе, – признался полковник милиции в отставке. – Но не унываю. Забота о больших и маленьких домочадцах – миссия важная и ответственная.

    И это не просто слова. Телефонный звонок дочери Марии, прервавший наше общение, подтвердил искренность сказанного.

    – Как там девочки, пошли на поправку? – поинтересовался отец.

    – Привет тебе передают с поцелуями, – слышно на том конце провода.

    – Две дедушкины радости, – пояснил мне Николай Олегович. – Обожаю их, ласточек…

    Вера ЗИНГЕЕВА Фото из архива Н. О. Мюллера




Возврат к списку