Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
Муниципальное образование "Вышневолоцкий район"
официальный сайт

Доктор геральдики

  • 5 Декабря 2017

    Доктор геральдики

    Вышневолочанам имя Евгения Корниевского хорошо знакомо. Для старшего поколения он прежде всего авторитетный невропатолог, с 1978 года главврач ЦРБ, при котором было осуществлено грандиозное строительство современного корпуса больницы, заслуженный врач России. Для людей помоложе – общественно-политический деятель, депутат Законодательного Собрания Тверской области трех первых созывов, на постоянной работе в ЗС с 2001 по 2006-й в должности председателя комиссии по бюджету и налогам, почетный гражданин Вышневолоцкого района. Но Евгений Аркадьевич еще и знаток истории, геральдики, увлеченный коллекционер и краелюб.

    Меж тем родился он далеко отсюда – в Луганской области. Вырос в Закарпатье, а в наш город попал через три года после окончания 1-го Ленинградского медицинского института имени академика И. П. Павлова. Знаменитая Валентина Гаганова при поддержке Калининского

    облздравотдела направляла тогда запрос в связи с нехваткой врачей в городе. Семью Корниевских, сложившуюся в студенческие годы, в которой уже был ребенок, отправили сначала в новую больницу в Спирово, потом, повысив свою квалификацию, молодые медики оказались в Вышнем Волочке, где жили родители жены. Символично, что Галина родилась в Петропавловске-Камчатском, где служил ее отец, – в самой восточной точке СССР, в то время как Евгений приехал с самой западной…

    Чем встретила их «маленькая Венеция» в 1969-м? Улицы выглядели совсем по-другому – от вокзала до поликлиники практически без кирпичных зданий. При населении 60000 человек – сплошь деревянные дома в один и два этажа. Но в этом была своеобразная прелесть. На Садовой действительно цвели вишневые сады, уникальная вышневолоцкая архитектура поражала необычными решениями – здесь и мезонины, и балкончики, и резьба… В 1960-х даже стоял вопрос о том, чтобы сделать заповедную зону в районе улицы Осташковской. А еще лет через десять Совет Министров принял постановление о центральной части Вышнего Волочка, оговаривающее, что она не подлежит перестройке и изменению внешнего вида.

    Очарование городка сыграло свою роль, хотя интерес к месту, где он живет, и к его истории у Евгения Аркадьевича с детства. Так воспитали еще школьные педагоги, выходцы из Петрограда, эмигрировавшие после революции и осевшие на западе Украины. Когда в 1945-м там установилась советская власть, они были уже пожилые, да и бежать стало некуда. Помимо отличного владения русским языком, огромного багажа гуманитарных знаний они являли собой пример старой интеллигенции и искренне любили Родину. 

    Подобный подход к образованию демонстрировали и преподаватели в институте: «Знания дадим, дипломы вы получите, но не забывайте расти культурно». Организовывались посещения музеев, театров, а профессор мог, купив торт, отправиться в общежитие и долго болтать со студентами, причем не о медицине, а о поэзии, живописи, новых спектаклях, истории искусства…

    Привычка мыслить масштабно, переживать за государственные интересы всегда выводила за рамки чисто профессиональной деятельности. Сейчас, оценивая положение дел в медицине и здравоохранении, Евгений Аркадьевич замечает, что эти понятия у нас путают. При несомненном расцвете медицины, то есть наличии технологий, методик, лекарств, о каких раньше даже не мечтали, здравоохранение как система сдает позиции, его доступность снижается. Самое страшное, что больной, неадекватный человек может оказаться предоставлен самому себе.

    Политика для Корниевского не какое-то оторванное от жизни понятие – он взрослел в сталинские времена, слышал о набегах бандеровцев, еще в 1950-е терроризировавших жителей, убивавших молодых учителей, председателей колхозов, комсомольцев. В школе детей учили бывшие полковник контрразведки и радистка партизанского отряда, а напротив дома находились пограничный штаб и штаб авиации. Вот такое окружение, дух эпохи, впитанный буквально с первым вдохом. Евгений Аркадьевич родился через два дня после начала войны, а через десять Луганщину уже бомбили. Отец ушел на фронт, мать собрала документы, пошла врачом в эвакогоспиталь. Вместе с ребенком и младшей сестрой, которую зачислили в штат санитаркой, села в поезд, двинувшийся на юго-восток, на Кавказ, в Батуми… Так на колесах, под авиационными обстрелами, и жили до 1945-го, доехали до Тирасполя и наконец остановились в Закарпатье. Наверное, мамин пример и привел позднее в медицину, тем более что и до нее в семье были доктора. А еще сосед по дому, военный хирург Усанов, заметивший интерес молодого человека и рано начавший брать его с собой в госпиталь.

    Из детства перешли во взрослую жизнь и увлечения. Началось все в семилетнем возрасте, с филателии – да и кто из мальчишек тогда не собирал марки! Сейчас первое, что привлекает внимание, – коллекция значков. Сколько может поведать ее хозяин только об истории герба Вышнего Волочка, представленного здесь в разных изданиях и вариантах! Есть среди них и неофициальные, и в ошибочном цветовом исполнении. А ведь геральдика – наука точная, и любая деталь имеет значение. Это прекрасно знал и учитывал Евгений Аркадьевич, работая в комиссиях по созданию знамени Вышнего Волочка, герба и флага Вышневолоцкого района. С его непосредственным участием составлялись и гербы всех поселений. Лаконичный язык символов позволил раскрыть исторические и географические особенности каждого из них. Кресты обозначают существование монастырей, зеленые и синие цвета говорят о наличии лесов и водоемов. Особый фон имеет герб поселка Красномайского – белый, называемый в геральдике серебряным, цвет надежды. Сорокинское поселение также выделяется – его герб очень похож на петербургский, только якоря на красном фоне не морские, а речные. Внизу – хлебная барка. Они скапливались здесь, за плотиной, ожидая, когда вскроется озеро Мстино, а затем уходили в северную столицу.

    Живут на гербах нашего края растения и животные – дятел-желна, золотой ясень, орхидея «Венерин башмачок» и косуля – княщинские эндемики, белый слон, связывающий с далекой Индией Зеленогорский… Нашли свое отражение промышленность и сельское хозяйство, берестяные грамоты и гидротехнические сооружения. Одним из самых интересных называет Евгений Аркадьевич герб Лужниковского поселения, повторяющий и объединяющий с современностью мотивы старинного дворянского герба Сердюковых – две реки цвета серебра на фоне стены из красного кирпича, символизирующей плотину.

    Продолжают коллекцию юбилейные значки вышневолоцких предприятий и организаций. Первый выпущен к 100-летию хлопчатобумажного комбината Ленинградским монетным двором, там же отчеканен посвященный круглой дате завода «Красный Май». А вот «Вышневолоцкая правда» отмечает полвека, 60 лет… Стеклозавод 9 Января, колония, 100 лет МДОКу, мехзавод, 20 лет опытно-экспериментальному, клуб «Волочанин», музей. Значки и настольные медали рассказывают о памятных вехах истории и знаменитых людях – Венецианове, Петре Великом, о Доме творчества художников «Академическая дача». Есть уникальные – «Центр АСУ», который располагался в Красном Городке и о котором совсем мало кому известно даже среди офицеров, и «Ракетный корабль «Вышний Волочек», выпущенный в честь закладки судна.

    Не забыты и марки, но теперь это собрания, посвященные нашему городу и личностям, с ним связанным: Льву Толстому, Антону Чехову, Дмитрию Менделееву, Петру Анжу, Александру Василевскому…

    Особая тема – Куба. Евгений Корниевский – большой поклонник гордого острова Свободы и его политических деятелей, сумевших воплотить в жизнь главную народную идею, мечту о независимости. Поэтому и отводит огромное место всему связанному с Кубой – значкам, литературе и все тем же маркам. Они сгруппированы по тематическим разделам, где представлены кубинские государственные символы, портреты создателей герба, гимна и флага, изображения знаменитых идеологов и лидеров революционного движения, среди них Хосе Марти, Че Гевара и, конечно, Фидель Кастро.

    Труд коллекционера – это отдых, требующий, однако, немало сил и времени. Но ничто не сравнится с азартом поиска и радостью от появления в альбоме недостающей марки, конверта, нового значка. На страницах остаются еще пустые места, ждущие заполнения, а за ними и вовсе чистое пространство – значит, есть куда двигаться и что искать.

    Евгений Аркадьевич – счастливый отец, дед и прадед, у него две дочери, два внука и внучка, правнук. Продолжается врачебная династия. Деятельность представителей семьи Корниевских в медицине на газетной странице охватить нереально – для этого потребуется целая книга. Возможно, она когда-то и будет написана…

    Людмила ВЛАСОВА

    Фото автора и из архива Е. А. Корниевского




Возврат к списку