Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
Муниципальное образование "Вышневолоцкий район"
официальный сайт

Девчоночки фабричные

  • 11 Октября 2017

    Девчоночки фабричные

    Приятные воспоминания молодости подпитывают людей всю сознательную жизнь и с каждым новым виражом становятся ценнее. Почему так происходит? На данный вопрос ответили три героини моего сегодняшнего рассказа – простые русские женщины, чью судьбу изменил Вышневолоцкий хлопчатобумажный комбинат, куда они пришли работать 15-летними девчонками. Предприятие встретило юных барышень радушно, влюбило в себя и больше никуда не отпустило.

    Две сестры

    Валентина и Надежда Степановы (ныне Яковлева и Носкова) родились в деревне Пуплово Торопецкого района, что в 25 километрах от райцентра. Ребятишек в семье росло пятеро, все с малого возраста умели полоть, косить, сено сушить, за скотом приглядывать.

    После тяжелой болезни отец-фронтовик рано ушел в мир иной, поэтому все тяготы по воспитанию детей легли на плечи матери.

    – Жили просто и скромно, – рассказала Валентина Александровна. – Хотелось поскорее повзрослеть и получить хорошую специальность, чтобы помогать маме. Вот и отправилась в город текстильщиков, в Вышний Волочек. Долго удивлялась на местных дам: все как одна ходили в цветных косынках. Думала, что мода здесь такая. Лишь на практике во время учебы в ГПТУ № 13 поняла: так одеваются только фабричные. Смену окончат – и в униформе домой спешат.

    А когда диплом получила, сразу же устроилась на ХБК съемщицей пряжи. Там-то сама платочек на голову и повязала. Попала в кольцепрядильный цех, где очень много машин. Они работали бойко – только успевай. Но Валентину это не смущало. Девушка быстро обучалась, осваивая новые профессии прямо на производстве.

    Ее заметила Герой Социалистического Труда Валентина Гаганова, которая в 1960-е годы начала соревнование за увеличение коэффициента полезного времени в использовании прядильных машин.

    Прославленная вышневолочанка отбирала в свою бригаду наиболее шустрых, способных, сноровистых девчат. Любила их, хоть и остра была на язычок. Прядильщицы не подводили наставницу– всё делали с большой самоотдачей. Ведь как-никак с легендой рядом стояли, которая прошла путь от ученицы до заместителя директора, отдав комбинату 38 лет трудовой жизни.

    У Валентины Яковлевой общий стаж тоже солидный – 36 лет. Освоила много кольцевых прядильных машин. Норму выполняла и перевыполняла, даже бригадиром назначали.

    Здесь встретила и свою вторую половинку – электрика Николая (его родители тоже комбинатовские). Так появилась новая ячейка общества.

    Молодой семье дали комнату в коммуналке. Ютились в ней с двумя сыновьями не один год. Но в тесноте, как говорится, да не в обиде. Главное – до фабрики рукой подать. А там проводили большую часть времени: завтракали, обедали, ужинали – в зависимости от того, в какую из трех смен работали.

    – Свободных минуток на чаепитие и разговоры не хватало, – с улыбкой вспоминает ветеран труда. – Но мы проворные, в случае обрыва нити присучивали ее быстро: на ходу двумя пальцами веретено остановим, под бегунок кончик заведем, к волокну, идущему из-под валика, прикрепим. Готово! От радости захлопаем в ладоши и давай разучивать танцевальные движения между агрегатами…

    Сестра Надежда во всем брала пример с Валентины. Приехала учиться на съемщицу пряжи. За один месяц освоила ускоренную программу и пришла в первый прядильный цех. Не раз становилась победителем конкурса профессионального мастерства «Золотые руки».

    – Я пряла нитки и отправляла их в ткацкое производство, – поведала Надежда Александровна. – Представляете, какой процесс был: веретено крутится, его руками снимаешь, пальцы обжигаешь. Трудоемко, но интересно.

    Очень нравилось осваивать новую технику. Мотальные механизмы изучила от А до Я. Знала, как работают машины ПК, ППМ, САДы. Последние – полуавтоматы, более совершенные, для двойного скручивания нити. К ним и требования другие предъявлялись. Например, особая влажность помещения. Чтобы добиться этого, в цехе пленку натянули. Ну чисто русское решение! Зато цель оправдала средства.

    Надежда Носкова считает, что не существует плохих намерений, так же как и плохих бригад с участками. Нехорошо там, где не организован труд и низкий уровень дисциплины.

    – У нас все строго было, – признает она. – Первая смена начиналась в 6 утра, когда заканчивалась третья, ко второй приступали в 14 часов 20 минут и работали до 22.40 (начало третьей смены). Если хлопок качественный поступал, то обрывы редко случались, а уж коли плохой, то намучаешься. Вот и приспосабливались как могли. Но не роптали. Знали, что комбинат – сложное производство. Оттрубив до 50-летия, пойдешь на выслугу. А пенсию текстильщикам тогда высокую начисляли – 132 рубля.

    В конце лихих 1990-х стали задерживать зарплату: по 3–4 месяца люди денег не видели и вышли на забастовку. Ведь трудились на ХБК целыми семьями!

    У Надежды Александровны на ткацкой фабрике работала мотальщицей дочь Ольга, техник-экономист-бухгалтер по профессии. Спросите, почему не по специальности? Так вакансий неоткуда взять, а семью кормить надо, маленького сынишку Лешеньку на ноги ставить.

    Еще одной приметой кризиса стали массовые сокращения на комбинате. Первым делом на заслуженный отдых проводили пенсионеров. Они б и не прочь еще за машинами постоять, ветеранскую корочку заслужить. Но не судьба…

    Женская дружба 

    Кто думает, что женской дружбы не существует, ошибается. Она проверяется годами и… на одном производстве, уверена ткачиха Антонина Лукова.

    Родом Антонина Александровна из Ржева. Вместе с приятельницами решила получить образование в Вышнем Волочке, так как в нем было много градообразующих предприятий, а следовательно, и рабочих мест.

    В 1969-м устроилась на фабрику, в первый ткацкий цех. Осваивала старые кареточные станки, а потом и пневморапирные.

    Делала из кардной пряжи хлопчатобумажную ткань бельевой группы гринсбон (рисунок «елочка»). Материал обладал высокой прочностью, стойкостью к истиранию и эластичностью. Ткала бязь, в том числе и суровую, для технического применения. Следила за качеством каждого сантиметра, ведь от этого зависела ее зарплата.

    В 1972 году Антонину Лукову представили к правительственной награде – медали «За трудовое отличие». Она присуждалась людям, которые отличились упорным трудом и высокими показателями. Их заслуги сперва отмечались на уровне коллектива, а потом бригады.

    – Я просто выполнила план на 110 процентов, – сказала моя собеседница. – В советские годы этим никого не удивишь – старались все. На смену шли как на праздник – трудящихся много: кого знаешь лично, кого нет. В субботу станки останавливали, начиналась уборка комбината, а в понедельник на пуск спешили. Всегда радостно было, энтузиазм бил ключом.

    Первомай и 7 ноября считались особыми днями, потому что на демонстрацию выходили тысячи человек. С одного Вышневолоцкого ХБК не пересчитать. Транспаранты, шары, флаги… Ощущали чувство плеча, свою значимость.

    Нынче такого нет, потому живем воспоминаниями. Соберемся с приятельницами на вечере-встрече ветеранов производства, обсудим прошлое, посмотрим старые фотографии, поплачем и посмеемся. Конечно, здоровье уже не то, былого задора не хватает. Но в душе мы все равно молодые: работа и дружба закалили, научили правильно мыслить и ценить каждую свободную минуту.

    Вера ЗИНГЕЕВА
    Фото из архива героинь




Возврат к списку